ИЛИМ
Приглашение в телеграм-канал БК

Среда, 17 апреля, 2024 13:13

Налоговый спор по «дроблению» бизнеса разрешён в пользу налогоплательщика


Николай НЕКРАСОВ, управляющий ООО «БЭНЦ» | 19.02.2024 19:22:41
Налоговый спор по «дроблению» бизнеса разрешён в пользу налогоплательщика

Несколько связанных между собой компаний, созданных незадолго до расширения производства, налоговиками были объединены в единую финансово-производственную структуру, получившуюся, по их мнению, путём незаконного дробления единого бизнеса с привлечением взаимозависимых участников и единственной целью – уменьшения налогового бремени (незаконной налоговой экономии).


Суд первой инстанции встал на сторону налоговиков, но апелляционная инстанция отменила это решение, признав такой вывод налоговиков незаконным. А кассационный суд оставил решение апелляционного суда в силе.

Проанализируем арбитражное дело (А56-4952/2023) и выясним правовые основания, по которым суды не усмотрели признаков незаконного «дробления» и признали правомерными действия бизнеса по его расширению (масштабированию) путём создания новых независимых компаний.

***

Налоговый орган, подавая в суд кассационную жалобу указал на то, что материалами налоговой проверки доказано ведение обществом финансово-хозяйственной деятельности в условиях целенаправленного дробления бизнеса путём распределения доходов на несколько взаимозависимых лиц с целью занижения сумм уплаты налогов. По мнению инспекции, была создана видимость действий нескольких организаций, которая прикрывала фактическую деятельность одного налогоплательщика - выгодоприобретателя.

Кассационная инстанция не нашла оснований для отмены обжалуемого судебного акта и удовлетворения кассационной жалобы. На основании п.7 ст.3 НК РФ судебная практика разрешения налоговых споров исходит из презумпции добросовестности налогоплательщиков и иных участников правоотношений в сфере экономики. В связи с этим предполагается, что действия налогоплательщика, имеющие своим результатом получение налоговой выгоды, экономически оправданны, а сведения, содержащиеся в налоговой декларации и бухгалтерской отчетности, - достоверны.

Принимая во внимание, что судебный контроль не призван проверять экономическую целесообразность решений, принимаемых субъектами предпринимательской деятельности, возможность достижения того же экономического результата с меньшей налоговой выгодой (при уплате налогов в большем размере) не может являться основанием для признания налоговой выгоды необоснованной, если соответствующая налоговая экономия получена в связи с осуществлением реальной хозяйственной деятельности.

В соответствии с правовой позицией, закрепленной в постановлении Пленума ВАС РФ от 12.10.2006 № 53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды» и получившей свое развитие в положениях статьи 54.1 НК РФ, представление налогоплательщиком в налоговый орган всех надлежащим образом оформленных документов, предусмотренных законодательством о налогах и сборах, в целях получения налоговой выгоды является основанием для её получения, если налоговым органом не доказано, что сведения, содержащиеся в этих документах, неполны, недостоверны и (или) противоречивы.

Таким образом, налоговый орган не лишен права приводить доказательства, указывающие на направленность действий налогоплательщика и взаимозависимых с ним лиц в обход установленных главой 26.2 НК РФ ограничений в применении упрощённой системы налогообложения как специального налогового режима, предназначенного для субъектов малого и среднего предпринимательства.

На налоговом органе в этом случае лежит бремя доказывания того, что имело место деление по существу единого хозяйствующего субъекта, чья деятельность в силу значительности своего объёма фактически не отвечает (перестала отвечать) ограничениям, установленным пунктом 3 статьи 346.12, пунктом 4 статьи 346.13 НК РФ, связанным, в частности, с размером полученного дохода, численностью работников, стоимостью основных средств.

В пункте 4 Обзора практики рассмотрения судами дел, связанных с применением глав 26.2 и 26.5 НК РФ в отношении субъектов малого и среднего предпринимательства, утвержденного Президиумом ВС РФ от 04.07.2018, отмечено, что сам по себе факт взаимозависимости налогоплательщика и его контрагентов не является основанием для консолидации их доходов и для вывода об утрате права на применение упрощённой системы налогообложения данными лицами, если каждый из налогоплательщиков осуществляет самостоятельную хозяйственную деятельность.

Из приведённых норм и разъяснений следует, что существенными обстоятельствами при рассмотрении спора о применении схемы «дробление бизнеса», помимо отношений взаимозависимости, является выявление факта искусственного разделения единого производственного (иного хозяйственного, управленческого) процесса, фактически осуществляемого налогоплательщиком, на отдельные части с их формальным отнесением на взаимозависимых лиц, которые лишены экономической самостоятельности и собственной деятельности фактически не осуществляют, реквизиты которых используются в целях выведения части выручки и получения налоговой выгоды при налогообложении группы лиц в целом.

Исследовав и оценив представленные доказательства, суд апелляционной инстанции установил, что деятельность общества и других участников группы компаний осуществлялась в сфере общественного питания, однако виды их деятельности полностью не совпадали. В частности, две компании вели деятельность ресторанов и кафе, а другая занималась производством мясной продукции (переработкой и консервированием мяса) с последующей реализацией оптовым покупателям по безналичному расчёту.

Основным источником доходов компаний общественного питания являлись расчёты с посетителями в безналичном порядке с помощью пластиковой карты (эквайринг). Учитывая характер деятельности организаций и указанную систему оплату посетителями апелляционный суд не усмотрел признаков возможности перераспределения выручки между организациями.

Общество и спорные организации имели имущество для ведения собственной хозяйственной деятельности (оборудование для производства и переработки мясной продукции не являлось идентичным оборудованию для приготовления пищи и сервировки столов). В процессе хозяйственной деятельности общество использовало промышленное оборудование (промышленные пилы, вакуум-упаковочные машины, промышленные мясорубки), которое в ресторанной деятельности не используется. В хозяйственной деятельности общества не были задействованы ресурсы других организаций, равно как и в деятельности спорных организаций не были задействованы ресурсы, принадлежащие обществу на праве собственности или иных основаниях.

Доказательств, свидетельствующих о перераспределении трудового персонала между обществом и спорными организациями, материалы дела не содержат. Каждая из организаций, используя полученный от своей деятельности доход, несла расходы, необходимые для ведения соответствующей деятельности, надлежащим образом вела учёт хозяйственных операций.

Доводы инспекции о наличии нескольких случаев оплаты расходов одной организации за другую были исследованы апелляционной инстанцией и получили надлежащую оценку. Обстоятельства деятельности взаимозависимых организаций, на которые указывала инспекция в обоснование своей позиции (о работе по совместительству некоторых сотрудников в организациях, ведение централизованного бухгалтерского, налогового, кадрового учета, совпадение используемого IP-адреса, заключение договоров займа) с учётом обстоятельств конкретного спора отклонены апелляционным судом как не доказывающие формальное деление единого хозяйствующего субъекта, создания схемы искусственного «дробления» бизнеса с целью получения необоснованной налоговой выгоды.

Выводы суда апелляционной инстанции материалам дела не противоречат, основаны на исследовании и оценке представленных доказательств и заявленных доводов, в достаточной степени мотивированы. Недоказанность факта наличия схемы «дробления» бизнеса не позволяет сделать вывод о правомерности решения инспекции.

Вывод. Главным контрдоводом в борьбе с обвинениями в дроблении бизнеса можно считать обстоятельства, доказывающие самостоятельность деятельности каждой бизнес-структуры, входящей в группу взаимозависимых компаний, потому что взаимозависимость сама по себе не порок и как отдельное обвинение «не работает».

Поэтому, масштабируя бизнес, необходимо руководствоваться именно этим принципиальным условием. И будет всем хорошо и спокойно.

Спасибо за внимание. Удачи всем нам.


ООО «БЭНЦ»:

Архангельск, ул. Шубина, 5, офис 25

Тел.: +7 921 490-9191

E-mail: [email protected]






Возврат к списку

Для вас

Лента событий

Новости компаний

Для вас

© 2003-2024 Бизнес-класс Архангельск. Все права защищены. Разработка: digital-агентство F5

Еженедельно отправляем свежий номер
и подборку самых важных новостей