ИЛИМ-ПАЛП_2020
f5

Четверг, 30 марта, 2023 17:47

Недостача продукции – как повод для доначисления налогов


Николай НЕКРАСОВ, управляющий ООО «БЭНЦ» | 26.01.2023 12:01:06
Недостача продукции – как повод для доначисления налогов

Банальная ситуация – обнаружена крупная недостача готовой продукции на складе компании в сумме 28,3 млн руб.. Проведенное компанией внутреннее расследование виновных лиц не установило и недостачу просто списали на убытки. Однако налоговикам эта ситуация не понравилась, и они обвинили компанию (осознайте) … в безвозмездной передаче имущества (но не обвинили в сокрытой реализации). Руководствуясь п.2 ст.154 НК РФ доначислили компании к уплате в бюджет НДС в сумме 5 млн руб., плюс пени 2,1 млн руб. и штраф.


На примере арбитражной практики (см. дело №А55-13173/2021) проанализируем эту ситуацию и посмотрим, какими правовыми нормами руководствовались суды, отказавшие компании в признании этого решения ИФНС недействительным. Более того, я всерьез полагаю, что налоговый орган в этой ситуации еще и «поскромничал», поскольку вполне мог обвинить компанию не в безвозмездной передаче имущества, а в сокрытии доходов от реализации и на этом основании доначислить не только НДС, но и налог на прибыль. Т.е. налоговые претензии вполне могли, как минимум, удвоиться. Так что ознакомиться с этой историей будет весьма полезно, поскольку она позволяет трезво оценить в том числе и наличие налоговых рисков в момент списания крупных недостач ТМЦ, мысль о наличии которых у многих бизнесменов в этот момент даже не возникает.

Будучи аудитором, я множество раз сталкивался с итогами инвентаризаций имущества, которые в силу действующего законодательства проводятся всеми компаниями. Есть такое выражение «инвентаризация - царица бухучета». И это действительно так. Результаты инвентаризаций бывают разными. Далеко не всегда все сходится, часто возникают случаи выявления так называемых пересортиц, когда по ошибке отгрузили что-то одно вместо другого. В таких случаях возникают недостача одного товара и излишек другого аналогичного (схожего) товара на одну и туже величину. Пересортица легко «закрывается» минус на плюс.

Гораздо сложнее, когда выявляется недостача ТМЦ, особенно крупная недостача. В таких случаях действующее законодательство обязывает провести внутренне расследование с целью выявления лиц, виновных в возникновении выявленной недостачи. Инвентаризация активов и обязательств регламентируется ст.11 Федерального закона от 06.12.2011 года №402-ФЗ «О бухгалтерском учете» и пунктами 26-28 «Положения по ведению бухгалтерского учета и бухгалтерской отчетности в РФ», утвержденного приказом Минфина РФ от 29.07.1998 г. №34н. Порядок проведения инвентаризации установлен Методическими указаниями по инвентаризации имущества …» утвержденным приказом Минфина РФ от 13.06.1995 г. №49. Порядок установления полной материальной ответственности регламентируется статьями 244, 245 и 247 Трудового кодекса РФ.

Как складывалась ситуация в этом налоговом споре? Компания ООО «ЛАДА Спорт» провела инвентаризацию ТМЦ и выявила крупную недостачу товаров. Проведение внутреннего расследования выявило, что хищение имущества со склада компании НЕВОЗМОЖНО и ИСКЛЮЧЕНО. При этом недостача явно имеет место быть, но лица виновные в возникновении этой недостачи расследованием не установлены.

Компания предоставила соответствующие приказы, изданные по результатам проведенной инвентаризации, в соответствии с которыми утверждены итоги инвентаризации – недостачу в сумме 28,3 млн руб. списать, выявленные излишки (небольшая сумма) оприходовать.

Какие выводы из вышеизложенного сделали налоговики и суды вместе с ними? Суды установили, что что налогоплательщик документально не подтвердил (обратите внимание на постановку обвинительной фразы поскольку в ней заложен истинный смысл правовой позиции суда и налоговиков) факты выбытия имущества в результате наступления событий, не зависящих от его воли (порча, бой, хищение, стихийное бедствие, уничтожение недоброкачественной продукции и т.п.). Довод компании о том, что фактически имела место лишь пересортица товаров, документально налогоплательщиком не подтвержден и не соответствует данным его бухгалтерского учета. Взаимный учет излишков и недостач в результате пересортицы, может быть допущен только в виде исключения, за один и тот же период, у одного и того же проверяемого лица, в отношении ТМЦ одного и того же наименования, в тождественных количествах.

И итоговый вывод судов, который предопределил негативный итог судебных разбирательств – в учете налогоплательщика пересортица не отражена, фактически недостачи ТМЦ просто списывались в качестве расхода компании.

Доводы компании, что фактическое выбытие имущества (недостача) не имеет места, и данные показатели недостачи обусловлены переходом на новую программу, суды не приняли. С учетом вышеизложенного суды пришли к выводу о невозможности выбытия имущества компании из ее владения по независящим от компании причинам (территория компании охраняется, оснащена системой видеонаблюдения, и т.п.) в связи с чем имевшее место выбытие имущества из владения компанией, правомерно расценено налоговым органом как безвозмездная реализация имущества в целях налогообложения.

Такая вот поучительная история с плохим концом. Нам всем урок. Выводы из этой истории каждый для себя сделает сам. Но … на мой взгляд, в данной ситуации представители налогового органа еще и «поскромничали», или им просто глубины знаний действующего налогового законодательства не хватило. В чем «поскромничал» налоговый орган? В том, что, обвинил компанию лишь в безвозмездной передаче имущества, хотя вполне мог (имел и такие возможности и такое право) обвинить компанию по статье 54.1 НК РФ в искажении сведений о фактах хозяйственной жизни, а именно в сокрытии своих доходов от реализации этого имущества, выбытие которого формально было отражено компанией как недостача ТМЦ.

Опираясь на ст.54.1 НК РФ налоговый орган по рыночным ценам вполне мог доначислить компании сокрытую ею от налогообложения выручку. И на этом основании доначислить к уплате в бюджет НДС, но уже от размера сокрытой выручки, т.е. по другому основанию и в еще большем размере, чем от безвозмездной передачи имущества. А также доначислить к уплате в бюджет налог на прибыль от сокрытой прибыли компании, рассчитав которую ИФНС легко могла от размера сокрытой выручки (по рыночным ценам) за вычетом стоимости недостачи товаров. Как вам, уважаемые читатели статьи, такой финал этой истории? Ужас, не правда ли? Но это вполне реальный ужас.

Итоговый вывод этот очевиден – не бывает крупных недостач без выявления виновных лиц, так просто не бывает. Во всяком случае я НЕ ВЕРЮ в такие «приступы доброты» со стороны руководства и учредителей компании к виновникам столь крупной недостачи, если это конечно это реальная недостача. А если такой «приступ доброты» случился, значит недостача НЕНАСТОЯЩАЯ.

Уверен, что налоговики и суды в этой истории рассуждали примерно так же, как описано мною выше. Во всяком случае не стоит полагать, что кто-то всерьез поверит в то, что можно вот так запросто списать огромную недостачу на убытки компании без каких-либо последствий для виновников этой недостачи, если конечно недостача реальная, а не нарисованная.

Спасибо за внимание. Удачи всем нам.

nekrasov_nv_2017.jpgООО «БЭНЦ»:
Архангельск, ул. Шубина, д. 5, оф. 25

Тел.: +7 921 490-9191

E-mail:
[email protected]
http://бэнц.рф/




Возврат к списку

Для вас

Лента событий

Новости компаний

Для вас

© 2003-2023 Бизнес-класс Архангельск. Все права защищены. Разработка: digital-агентство F5

Еженедельно отправляем свежий номер
и подборку самых важных новостей